teatrodicapua.com

 

Gzt.ru

Зверинец, танго и пугачевский бунт

«Жанр мюзикла, в перестроечное время перенесенный на русскую почву, неожиданно стал развиваться в провинции. Пока столичная сцена выдает либо адаптированные версии западных мюзиклов (вроде «Красавицы и чудовища»), либо сугубо российские образцы, по звучанию максимально близкие к западным аналогам (вроде «Монте-Кристо»), провинциальные театры пошли путем эксперимента. Лучшее тому доказательство – программа фестиваля «Золотая маска» в номинации «Оперетта / мюзикл / спектакль». В петербургской версии комедии «Продавец птиц» режиссер Юрий Александров устроил на сцене «зверинец». Каждый герой – от влюбленных друг в друга Продавца птиц и Почтальонши до разлучницы Графини символизирует какое-нибудь животное. У них то воротник похож на львиную гриву, то платье расписано как павлиний хвост. И все обитают в золотой клетке.

Другой петербургский спектакль, «Мария де Буэнос-Айрес» по опере-танго Астора Пьяццоллы (Театро ди Капуа), будто игрушка «Лего», составлен из разных частей. Главную героиню Марию, жительницу мегаполиса и любительницу танго, играет аргентинская певица Габриелла Бергалло. Танцоры Наталья и Александр Бережновы исполняют танго даже на бильярдном столе. Художники из Русского инженерного театра АХЕ, участвующие в спектакле, по обыкновению творят чудеса, соединяя бытовые детали с фантастическими.

По мере удаления от столиц эксперименты с мюзиклами растут в геометрической прогрессии. Два номинанта – екатеринбургский Театр музыкальной комедии и Театр музыкальной комедии из Новосибирска – показали в Москве два современных российских мюзикла: исторический блокбастер «Екатерина Великая» Сергея Дрезнина и «Гадюку» Александра Колкера по повести Алексея Толстого. Оба автора, претендующие на «Золотую маску» в номинации «Лучшая работа композитора в музыкальном театре», экспериментируют с жанрами и стилями. «Екатерина Великая», которую поначалу пытались поставить в Москве, обрела в Екатеринбурге имперский размах. На сцене – интерьеры Зимнего дворца, герои будто сошли с картин Боровиковского, среди действующих лиц – бунтарь Пугачев и герои исторических анекдотов. «Гадюка», изначально написанная как опера, на сцене музыкального театра выглядит гораздо динамичнее. Благодаря ее постановщику – хореографу Гали Абайдулову, каждый герой не только поет, но и движется и танцует. О подобном синтезе традиционному оперному театру остается только мечтать. Пока в провинции экспериментируют, в столице идут хорошо проторенным путем. 23 апреля в театре Et Cetera выпускают премьеру русскоязычной версии бродвейского мюзикла Мела Брукса «Продюсеры».

Елена Третьякова, председатель экспертного совета фестиваля «Золотая маска» по музыкальному театру, оперный критик, декан театроведческого факультета Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, доцент кафедры русского театра: «В России у мюзикла довольно сложная судьба» В нынешнем году жанром мюзикла заинтересовались не только музыкальные, но и драматические театры и экспериментальные проекты (я говорю о Театро ди Капуа и АХЕ). Значит, поиски в области легкого жанра, такого тяжелого для постановки, идут в разных направлениях. В России у мюзикла довольно сложная судьба. Мы то ориентируемся на американскую систему шоу, то пытаемся видоизменить классическую оперетту, которая плохо поддается модификациям».

Ольга Романцова, Москва