teatrodicapua.com

 

Antrop.net

В начале 20 века старшие символисты верили, что мифы – это осколки тайных знаний древних. По мнению немецкого исследователя Георга Крейцера, в мифах сокрыто понимание основы мира, его целостности и месте человека в нем. И только мудрый мог постичь по этим осколком истинный смысл существования.
«надо понимать что Медея  – одна из ярких представительниц матриархальной культуры, которая знает как лечить чуму, как воспитывать детей, как прокормить семью, как сделать запасы… Мужики – они что? Они егеря, собирают какие-то ягодки…  А наступит дурная зима – и все! – разъясняет  Джулиано ди Капуа, режиссер спектакля «Медея. Эпизоды». Премьера спектакля состоялась 10 и 11 марта в ЦСИ им. Курехина. Следующий показ намечен на 30 октября.

Спектакль объединил музыку  и перформанс: помимо божественной Илоны Маркаровой, исполняющей роль Медеи, на сцене были Uniquetunes и ПТВП. За основу сюжета брался сам миф о Медее, а не его интерпретация у Сенеки или Еврепида. «В принципе я даже особо не парился над конвой. Взял Википедию нажал кнопку — прочитал. – как всегда, последователен в своих действиях  автор всех монологов Леха Никонов. – Моя версия намного проще: она хотела устроить революцию — её отец был жестким монархом. Но у неё ничего не получилось — прогорела. Отец убил её брата, раскидав останки по пастбищу, и обвинил в этом её. Он хотел казнить всех её приближенных… В это время приезжают -аргонафты во главе с Ясоном. Она влюбляется в него, так как он их предводитель. И Медея надеется, что цивилизованная страна окажется не тем, что она видит в Колхиде. Она уезжает в Коринф, и там видит всю эту внешнюю пыль цивилизованности. Понимает, что между её Колхидой и Коринфом нет никакой разницы. Она понимает, что главный человек, которого она любит, тоже не такой. Но Медея не идет ни на какие компромиссы.  И все нахер крушит. Таким образом мы приходим к революции…потому что Медея в моем понимании – это миф революционный. Поэтому мы его и ставим».

-Только получается, что Медее так и не удалось совершить революцию?
— Ну, она сожгла там все нахер… Мы не говорим о революции, мы говорим о катастрофе… Точнее нет, мы говорим о революции как о катастрофе!
— Да, а  Еврепид вообще не увидел  этой темы в мифе про Медею…
— Я не Еврепид. Миф это миф, и интерпретировать его имеет право каждый. Он это делает так, а я так…  Но Еврепиду за это денег приплатили. А я не получил ни копейки, кроме вчерашних 300 рублей на такси.
В этой версии мифа Медея показана уже после всего, что с ней произошло. Своеобразными «флэшбэками» вспоминается и побег из Колхиды, и убийство собственных детей, и сожжение Коринфа. Её захлестывает прошлое. По форме это все похоже на сумасшествие.  Понятно, что это такая эпическая форма. Но ведь на пустом месте она сойти с ума не могла? Как говорит Джулиано, задача стояла, создать монументальное полотно, которое на уровне ощущения воссоздаст ощущение, на которое ложиться смысл. «Такая вот инверсия. Я с вами делаю то, что вы на первом плане даже не заметите. Я вас втапливаю в кресло в 38 киловатт . И делаю это до тех пор, пока у вас не начинает отсеиваться лишнее… Не могу сказать насколько я это с делал сознательно. Это получился очень легчкий выпуск, потому что Илона очень талантлива».
Илоной в образе Медеи восхищаются все. Джулиано, музыканты, зрители… Она собрала весь ужас жизни той женщины в себе и смогла донести его тем, кто, пока ещё, спокойно спит, кто думает, что жизнь прекрасна, и что устои жизни невозможно сокрушить.аргонафты во главе с Ясоном. Она влюбляется в него, так как он их предводитель. И Медея надеется, что цивилизованная страна окажется не тем, что она видит в Колхиде. Она уезжает в Коринф, и там видит всю эту внешнюю пыль цивилизованности. Понимает, что между её Колхидой и Коринфом нет никакой разницы. Она понимает, что главный человек, которого она любит, тоже не такой. Но Медея не идет ни на какие компромиссы.  И все нахер крушит. Таким образом мы приходим к революции…потому что Медея в моем понимании – это миф революционный. Поэтому мы его и ставим».

«Я с Илоной писал Медею, поэтому у меня нет ни разочарований, ни восхищений. Только ощущение того, что она сделала то, что должна была. Он талантливая актриса. Она -Медея. Очевидно, что мою Медею может играть только она…или я… — утверждает Никонов. —  На следующем чтение я как раз сам буду читать первый акт своей Медеи. Но там совсем другие дела, там два революционера-наркомана в Коринфе хотят взорвать тюрьму и т.д.»
Всего у Лехи запланировано 3 акта «Медеи». Пока готов лишь первый. Окончательный вариант мы увидим лишь через год. А может и нет…Как получится . «И хотя Эдгар По говорил, что всякий художник должен начинать с конца, я пока не знаю конца своей истории».
— По поводу спектакля, ты сразу понял, что от тебя хотят?
— Да, конечно. Другой вопрос, что они из меня выколачивали некоторые монологи, которые я не хотел писать. Ну, например монолог, который, кстати, даже не вошел в спектакль на  тему, почему она не дала Зевсу. А я, исходя из этого, написал целых три главы, которые войдут в мой первый акт…
Почему этот монолог не вошел в его спектакль, Джулиано ответил сразу:
— Скажем так, если человек, который не в дискурсе, не читал Кьеркегора или хотя бы Шопенгауэра с Ницше позавчера, он просто не поймет о чем там речь.
Леха: Это он о спектакле говорит!!!
— Необходимость наша с вами это пойти хлеб купить, постирать… вот, я сейчас вышел без носков – это  моя необходимость. Как там, по-бандитски это называлось, — если ты не в теме, то ты не в теме.

Запланировали спектакль ещё летом. Но первые тексты появились только в октябре, а последние лишь в январе.  По словам Джулиано, весь ноябрь работали с пятью монологами, находили стиль, подбирали музыку под текст. «Вначале Никонова практически за руку приходилось вести по этим давним временам. Но потом Леха  включился, и процесс пошел очень быстро.  Он пишет быстро, когда понимает, о чем пишет».
Никонов оставил спектакль  в конце зимы. И на премьере 10 марта впервые увидела, что произошло с его текстами. «Я недоволен финалом. Вчера очень сильно ругался с тем, кто видеоряд делает. Он вместо огня (когда Коринф должен гореть) включил ворон, и их тушили огнетушителем. Что это означает, я не знаю. Но, скажем так, я не разочарован. Я ожидал худшего. И в этом большая заслуга Илоны и Дэна, который делал музыкальное оформление».
Музыкальное оформление от Дэна (барабанщика и ПТВП, и Uniquetunes), да и сами музыканты, вполне достойны слова перформанс. Ты  видишь, как меняется человек, когда берет в руки барабанные палочки. Или гитару. Ну, или бас… Сначала на сцене потерянные люди, у которых на лице отображены все муки Коринфа. Они вспоминают, что за чем следует. Что сейчас поджигать, что перекручивать в мясорубке. Но как только настает время музыки, они меняются. Они уже каждый на своем месте. И вот тут-то и проявляется вся сила этой «Медеи». В минуты, когда ребята играют, а Илона втолковывает  тебя очередной монолог, ты понимаешь, что такое сила  «втапления в кресло в 38 киловатт». И осознаешь все, даже то, что не можешь объяснить.

«С музыкантами работать совсем не сложно, потому что они азартные парни. – заключает Джулиано. — Им все интересно. Я не могу себе представить народного артиста, который разрешит на себя сырную бороду надеть».
Одна из тем «Медеи. Эпизоды» — это люди у власти. Придурковатых правителей хватает и сейчас. Они нападают на независимые  государства летом 2008 года, они делают репортажи про то, что Россия ввела войска на их территории. Они издеваются над собственным народом. А народ все прощает. Прощает, потому что верит в их обещания. Верит словам. Пока не появится такой же самоотверженный «псих» как Медея, который найдет в себе силы, чтобы «сжечь нахер»  весь этот гнилой строй. Но граждане Коринфа поверили Ясону после его монолога.  И не поддержали истинного героя. Стоит ли верить, что сейчас будет по-другому?

Нина СОМИНА

ссылка на оригинал