teatrodicapua.com

 

Молодежное информ агентство «ВИНТ»

В Центре современного искусства им. Курехина была представлена зонг-опера «Медея. Эпизоды». Монолог-провокация собрал полный зал, даже перед первыми креслами образовалось два импровизированных ряда из зрителей на полу. В чем же секрет успеха?

Во-первых, задействованные создатели спектакля. Режиссер Джулиано Ди Капуа знаком публике по нашумевшему спектаклю «Запретные Монологи V…», и если вы даже не смотрели его, то в любом случае натыкались на афиши в центре города.  Далее – Павел Семченко, сценограф, больше известный по театру «АХЕ».

Музыкальное сопровождение, важное для подобного рода постановок – плод совместных усилий групп «Uniquetunes», «Бензольные мертвецы», «Последние Танки В Париже». Кстати, о последних: в основу монолога легла поэма «Медея», принадлежащая перу вокалиста «П.Т.В.П.» Лехи Никонова. И вот, вырисовывается альянс, способный заинтриговать искушенного зрителя.

Во-вторых, тематика древнегреческой трагедии, спроецированной на современное общество. В последний раз я была в театре тоже на спектакле-монологе «Медея», экспериментальной трактовке мифа. Но тогда перед глазами разворачивалась классическая трагедия любящей женщины, теряющей разум на почве обстоятельств. В «Эпизодах» это не убитая горем, но сильная революционерка. И сквозь призму этой человеческой драмы раскрываются политические конфликты и суть поведения общества.

В-третьих, великолепная игра Илоны Маркаровой. Правильно расставленные интонационные акценты монолога не оставляют зрителя равнодушным. Броская внешность и выразительный взгляд как нельзя лучше подходят к ее амплуа гордой и несломленной женщины. В-четвертых, великолепная литературная основа монолога. Не зря Никонова попросили написать стихи. Его талант писать остро на тему социального несовершенства в целом очень подходит для переосмысления этого сюжета. В-пятых, музыка. Нет, это не стандартная зонг-опера. И обычных песен, которым можно подпевать, тут не услышишь. Только монологи на грани истерики, сочетающиеся с оглушительными гитарными риффами и задающими ускорение барабанами. И минуты спокойствия перемежаются с негармоничными духовыми. В-шестых, вкупе с яркими сценическими образами это выглядит весьма волнующе. Окровавленные одежды и бинты, мясорубки, игрушечные солдатики, пластиковые груди с молоком и кровью – все эти инвентарные мелочи символизируют суть или состояние. А огромное полотно, нависающее над сценой, играет роль помощника музыке. А напоследок поделюсь общими впечатлениями и постараюсь кратко подытожить увиденное: очень тяжелое произведение, и эмоционально, и визуально. Сложно и сформулировать свое отношение сразу, но по прошествии некоторого времени хочется сходить на эту постановку еще.

Анастасия Пикуль

март 2010 г.