teatrodicapua.com

 

Творческий Союз Петербургский Рок Клуб

8 декабря в музее современного искусства «Эрарта» была сыграна нашумевшая панк-опера «Медея. Эпизоды» на стихи Лёхи Никонова. Этот древнегреческий спектакль сегодня оказался как нельзя более актуальным.

В наш век девять муз всё чаще покровительствуют аллюзиям и постмодернизму, поэтому, имея дело с современным искусством, приготовьтесь к тому, что вас обведут вокруг пальца. Вам скажут, что вы идёте на панк-оперу, но в зале вы не увидите ни одного панка. Более того, почти половина зрителей будет выглядеть так, словно пришли на оперу в Мариинский театр. Вам скажут, что вы идёте на «Медею», но кто при этом ожидает, что древние греки будут петь песни на стихи Лёхи Никонова?

Впрочем, тут, пожалуй, самое время вспомнить, что же мы знаем о Медее: колхидская царевна, колдунья, братоубийца, отвергнутая жена Ясона и убийца собственных детей. Именно этот малопривлекательный образ, созданный на основе трагедий Софокла, Еврипида и Сенеки, культивировался веками, и именно такой вошла Медея в современное искусство. И впервые за несколько тысячелетий она будет оправдана.

В «Медее» Лёхи Никонова в лучших традициях постмодерна смешалось всё: прошлое и настоящее, Греция и Колхида, Россия и Грузия. Проблемы оказываются вечными, решения как не было, так и нет, а историю пишут победители.

Джулиано Ди Капуа, постановщик: «Медея не панк, она революционерка, и стихи Лёхи Никонова – революционные. Она другая, она чувствует свою обособленность, свою особенность. И в этом смысле есть прямая связь с юношеским максимализмом, когда мы чувствуем себя одинокими, преданными всеми. Хотелось сделать спектакль понятным для молодёжи, и я позволил себе такое маленькое искажение. Медея, она взрослая, мать двоих детей, много чего уже пережила, но я себе это позволил, потому что я знаю историю Еврипида. Он придумал герою, которого все знали, совершенно другую судьбу. Что она сама убила своих детей. А финал он поменял, потому что ему заплатили. Сказали “мы, греки, не могли так поступить, как поступили наши предки”. Я взял образ Медеи, потому что она проиграла, но вместе с этим и выиграла. По мифу, после произошедшего, она стала владычицей Афин, потом вернулась на родину и посадила своих сыновей от Тесея на трон. Это абсолютно не лузер, а женщина, которая жила в трёх государствах, и в трёх государствах занимала самый главный пост и всех имела».

Официальная премьера панк-оперы «Медея. Эпизоды» состоялась ещё в 2010 году, но спектакль, прошедший 8 декабря, тоже можно назвать своеобразной премьерой: опера, рассчитанная на тысячный зал впервые ставилась в камерной обстановке музея «Эрарта» и впервые транслировалась он-лайн в интеренете.

Илона Маркарова (исполнительница роли Медеи): «Здесь очень маленькое пространство, мы всегда играли на больших площадках. Я ничего не меняла, всё было как всегда. Но я видела зрителей – это очень интересный опыт для меня. Получилось более интимно, я их чувствовала, энергию от них… Но я это пойму только завтра».

Джулиано Ди Капуа:
«Очень интересный эксперимент. Всё по-другому пришлось строить: звук, свет. Получилось очень красиво, видны детали, всё хорошо».

Получилось действительно очень красиво. Дух захватило с самого первого действия, омовения кровью, и не отпускало до последнего слова. Всё, что творила на сцене Илона Маркарова было завораживающе-пугающим. И бесконечно прекрасным в своей (или нашей?) обречённости. Монолог-исповедь-плач-обличение разъярённой женщины, преданной возлюбленным и отринутой страной, для которых она сделала так много, внушал одновременно страх, раскаянье и негодование. Она спасла их от чумы, а они убили её детей. Она дала им золотое руно, а они приписали ей своё преступление.

Обезумевшая (обезумевшая ли?) женщина читает хлёсткие монологи, почти манифесты, вдруг срываясь на нежное задумчивое пение на родном грузинском языке. Поёт о доме, о природе, о Родине. А потом снова — безумие и безысходность. Символизм, игра, жизнь, политика — всё сплелось в единый клубок. «Революция! Революция!» — звучит со сцены с восклицательным знаком. И всё та же «Революция? Революция?» — только уже с вопросительным знаком в умах каждого в последние дни. И странно ловить себя на мысли, что в тот самый момент, когда вечная Медея бросает обвинения и обличает, на Гостином дворе в очередной раз собираются люди в поисках справедливости.

Илона Маркарова: «Мы сделали спектакль в 2010 году, когда ни о чём таком речи не было, и мало кто ещё произносил слово «революция». Тогда произошли события в Осетии и Грузии, а я оттуда родом и знаю, что происходило на самом деле, и что нам говорили. Стало очевидно и мне, и Джулиану, и Алексей был с нами солидарен, что это знак о том, что будет происходить дальше… и это происходит сейчас. Я думала, как всё будет звучать в свете сегодняшних событий. И оказалось, что это актуально».

Перевранная история, продажные писаки, ксенофобия… Действительно, связав древнегреческий миф с современностью, трио «Ди Капуа, Маркарова, Никонов» удалось создать историю, которая остаётся актуальной всегда. А не это ли признак настоящего произведения искусства?

Автор: Анна Комаревич
Фото: Наталья Малышева